День 118

03 апреля 2019

Прихожу в себя после событий прошлых суток. С одной стороны, рад, что наши теоретические расчёты при проектировании лодки «АКРОС» оправдались и она возвращается на ровный киль. Летом прошлого года мы проводили тестовые перевороты, но делали это в бухте, с помощью крана и на гладкой воде. В Южном океане все по-другому.

 

С другой стороны, после пережитых событий, когда волны поднимают лодку, я вжимаюсь и ожидаю переворота.

Пытаюсь проанализировать, почему лодка перевернулась. Такое ощущение, что я оказался на мелководье, хотя на карте большие глубины, больше 4 километров. Возможно, произошло наложение волн, зыбь и штормовая ветровая волна. Так или иначе, волны подошли сплошными стенами после 22 часов по Москве (как раз закончил сеанс связи со штабом в Москве), а через час мы с лодкой опять оказались в привычных условиях Южного океана, с длинными, по 200 метров, волнами.

Первая волна очень быстро перевернула лодку, удар – хлоп! – и я даже сразу не понял, что происходит. После переворота лодка стала бортом к волне и, получив удар от проходящей волны, перевернулась второй раз. Потеряла ход, скорости нет, я не могу её развернуть с помощью автопилота, давления на перо руля нет, лодка неуправляемая. Через пару минут лодка пошла на третий переворот и осталась в перевернутом состоянии. Посыпалось все, что не было привязано: чайник, посуда, одежда, записные книжки. А я подвис, пристёгнутый между палубой и крышей рубки, которая стала днищем. Через входной люк вижу цвет океанской воды. Когда смотришь с палубы на океан — он свинцовый, темный, а когда под водой – он, оказывается, светло-зелёный, как в аквариуме. Проходящая волна вновь ударила лодку, помогла ей встать на ровный киль. Постепенно развернул лодку под 150 градусов к ветру и первым делом сделал звонок на берег, проверить, работает ли телефон. Работает.

Сегодня ветер чуть стих, и я использовал эту возможность, чтобы проверить все системы. Запустил опреснитель — работает, все хорошо. Посмотрел передний отсек, там сухо, повреждений нет. Могу констатировать, все повреждения только на палубе. В каюте и в навигационной рубке все цело. Очень важно, что бортовые аккумуляторы остались в своих штатных местах. Они находятся за входным люком, пристегнуты ремнями, сверху на них установлена ступенька для выхода на палубу. Если бы их сорвало, то они бы много бед натворили, их 4 штуки и каждый весит по 20 килограммов.

Как я уже сообщал, сорвало солнечные батареи по левому борту, и эта потеря сразу стала ощутимой. Раньше, в светлое время суток, у меня всегда был положительный энергобаланс, все бортовые приборы потребляли меньше электроэнергии, чем получали через солнечные батареи. На протяжении 115 дней я не переживал насчет экономии электроэнергии, только ночью старался экономить (до рассвета). Сейчас небо с просветами, обычно в таких условиях у меня уже полностью заряженные аккумуляторы, а теперь зарядка идёт медленно. Остались две панели на кормовой рубке, они лежат в горизонтальной плоскости и солнце их освещает по касательной. Солнце на севере, на экваторе, левая сторона освещена солнцем, а правая – та, которая смотрит на Антарктиду – она в тени. Так вот там батареи сохранились, а на солнечной стороне осталась только подложка. Сами панели сорвало, как старые обои от стены. Просто подчистую. Лодку провернуло, как в центрифуге. Торчат два провода из входного отверстия в каюту. Я их сегодня залил герметиком, через эти отверстия вода капала в каюту.

Ветроуказатель вырвало с корнем, не просто сломало, но вырвало даже гнездо. Даже если был бы третий, запасной, я не смог бы его установить. Придется идти вслепую.

В этих событиях я только сейчас отметил в дневнике, что начался второй месяц осени, апрель, это наш октябрь в северном полушарии. Погода портится, и шторма уже осенние, жесткие. Надо быстрей завершать этот поход, до мыса Горн 1 100 миль.

Всем поклон.

52’24 южной широты и 97’48 западной долготы

Подпишитесь на рассылку, чтобы быть в курсе последних событий