Поздняя осень в Южном Океане

Сообщение от Фёдора Конюхова:

«Погода сложная. Шквалы под 45 узлов с зарядом снега. Идут полосами, каждые полчаса. Сложно настроить яхту, ветер 25 узлов, резко увеличивается до 40-45 узлов, приходится уваливаться. Курс «гуляет». Сильно холодно, в Москве с каждым днем теплеет, а здесь холоднеет. Воздух морозный. Ветер пронизывающий, ничего не спасет – в перчатках работать неудобно, приходится снимать, руки дубеют. На 36 часов ветер с южного направления, с Антарктиды – придется померзнуть. Волна жесткая, с гребнями, сильно бьет по корпусу.

По прогнозу юго-западный ветер за 24 часа поднимет волну до 9 метров. Подходим к границе Атлантического и Индийского океана, хотя все это условно – здесь один безграничный Южный Океан, но приятно к чему-то привязаться на карте, ставишь себе маршрутные точки, разбиваешь дистанцию на отрезки. Сплю больше днем, по 1 часу каждые 4 часа, во-первых теплее, во вторых как-то более спокойнее, ночью тревожно – приходится наблюдать за радаром, да и шквалы ночью кажутся более свирепыми, когда ничего не видно, лодка на предельном крене, все ревет и клокочет, а днем действительность по другому воспринимается. Сейчас до Олбани осталось такое же расстояние как от Антигуа до Фалмута – классическая северная трансатлантика, недели на 3, если с погодой повезет.

Дни летят очень быстро: утро начинается с инспектирования палубного оборудования, лебедок, блоков, затем такелаж, передние штаги, ванты и наконец, паруса. Затем спускаюсь в яхту, проверяю автопилоты, аккумуляторы, не соскочили ли клеммы, колодцы для сбора воды, нет ли там воды и течи на борту, все кингстоны, балластные клапана, штур троса на штурвалах, в общем, все что трется или под нагрузкой. Ремонт здесь очень сложно провести, поэтому легче предупредить чем исправить. Затем завтрак: кофе и галетами и на палубу за штурвал, отключаю автопилоты и запускаю дизель генератор для зарядки аккумуляторов, это часа на два. Если ветер сильный от 30+ узлов, то ветро-генераторы хорошо забивают аккумуляторы, и я могу по 3 суток не запускать дизель, к тому же при большом волнении дизелю сложно работать, он весь трясется и звучит надрывно.  

После работы на палубе, если погода позволяет надо что-то приготовить, в пароварке (с закручивающейся крышкой). Меню традиционно постное. У меня на борту пару буклетов Торговой сети Алые Паруса – там опубликованы такие изыски, что  мне даже не верится, что это все едят, я уже отвык даже от вида такого изобилия. У меня здесь овсяные каши, рис с изюмом, макароны с молоком. Есть рыбные консервы, но они уже надоели. Что удивительно, мы закупали продукты в Англии, в Кейптауне, в Австралии – и во всех странах одинаковые марки и бренды. В Африке продаются такие же консервы и макароны, как и в Англии. Я думал, что закупим что-нибудь колоритное, от местных производителей – но нет, все одинаковое. Глобализация делает мир одинаковым, во всем: в социально устройстве, одежде и даже продуктах питания. Становится скучно.  Наверное, лет через 100 наша планета превратится в одно большую страну. А вот глядя на альбатросов, как я их называю «птеродактили Южного океана» хочется, чтобы мир оставался индивидуальным. Сейчас читаю книгу Джона Сандерса (австралиец который ходил 3 раза нон-стоп вокруг света) – его девиз такой : Why live ordinary life – be original. «Зачем проживать обывательскую жизнь – будь оригинален». Это хорошая жизненная философия. И не обязательно нужно отправляться в кругосветку, можно быть оригинальным в науке, в искусстве, в музыке, в бизнесе». Но мне пора на палубу – ветер заходит на юг, нужно подбирать паруса. Всем привет. Фёдор»



Facebook
Вконтакте


Поиск
По тегам: