15.05.2007

Путевые заметки Владимира ЗАЙЦЕВА, специального корреспондента СГУ ТВ (часть 3)

«Гренландия – 2007:  на собаках по следам Нансена» 10.05.07В День Победы, 9 мая, мы с Оскаром отбыли на западный берег, в столицу Гренландии Нуук, с пересадкой с вертолета на самолет в международном аэропорту «Кулусук». Понятия «столица», «международный аэропорт» нужно воспринимать с поправкой на гренландскую специфику. Несмотря на то, что местное название величайшего в мире острова,  Kalaallit Nunaat, переводится, как «Земля людей», людей здесь практически нет, территориально на каждого жителя приходится примерно по княжеству Лихтенштейн. В самом крупном столичном городе – 15 тыс

Подробнее

«Гренландия – 2007:  на собаках по следам Нансена»

10.05.07

В День Победы, 9 мая, мы с Оскаром отбыли на западный берег, в столицу Гренландии Нуук, с пересадкой с вертолета на самолет в международном аэропорту «Кулусук».

Понятия «столица», «международный аэропорт» нужно воспринимать с поправкой на гренландскую специфику. Несмотря на то, что местное название величайшего в мире острова,  Kalaallit Nunaat, переводится, как «Земля людей», людей здесь практически нет, территориально на каждого жителя приходится примерно по княжеству Лихтенштейн. В самом крупном столичном городе – 15 тыс. человек населения, а всего гренландцев – чуть больше пятидесяти тысяч. Следуя их логике, если люди – та горстка избранных, что живет вокруг Гренландского ледника, то кто же тогда мы, все остальные?

Летели около двух часов. Погода была достаточно ясная, поэтому удалось рассмотреть купол с высоты во всем его великолепии. Вернее, не столько купол,  белый, необъятный, лишенный каких-либо визуальных зацепок, сколько его корявые стыки с землей и океаном.

Сначала пролетели вдоль берега, над Исертоком, и могли проследить трассу нашего восхождения и спуска. И залив, и озеро, и ледник, и даже скалку, у которой ночевали первый раз – все рассмотрели. А затем пошли потрясающие глетчеры и ледопады. Где-то, пониже - чистые от снега, с голубоватым оттенком, где-то, повыше - чуть присыпанные и оттого пятнисто-белые, а на самом верху - полностью уходящие под снежное полотно в виде каскадов и ступеней, образующих на светлой ледниковой поверхности забавные узоры, паутинообразные, решетчатые насечки. И дальше, насколько хватало глаз и можно было различить сверху, по поверхности белого океана поползли бесконечно- однообразные волны- заструги. 

При подлете к фьорду Готтаб полюбовались на мощнейший ледосброс, круто спадающий с купола в извилистую долину, прямо в открытую воду. 

А затем пилот, видно,  в детстве начитавшийся книжек про Валерия Чкалова, показал нам чудеса воздушного родео. Опустившись ниже верхнего края узкого ущелья, на дне которого располагался собственно фьорд, самолет, зажатый сверху появившейся вдруг облачностью, а справа и слева - скалами, начал петлять в этих катакомбах в поисках выхода. На немногочисленных пассажиров полупустого салона, в основном, гренландцев, подобный аэроэквилибр особого впечатление не произвел, чего нельзя было сказать о нас с Оскаром. Так, повторяя изгибы ущелья и уворачиваясь от постоянно возникавших на пути каменных жандармов, мы летели довольно долго. Темная вода фьорда внизу была практически чистой, безо льда, но, чувствовалось на расстоянии - холодной.

Переходя от одного окна к другому (правила поведения на борту турбовинтового Dash-7 компании Air Greenland отличались завидной демократичностью), я только успевал наводить камеру то туда, то сюда. Вдруг, в правый иллюминатор, увидел летящую пересекающимся курсом на нашей высоте, в полусотне метров от нас, стремительно приближающуюся стаю гусей. Следуя известному правилу дорожного движения, требующего от участников этого движения на нерегулируемых перекрестках «свободы справа», летчик, по логике, должен был притормозить и пропустить пернатых, но он, наоборот, дал газу и прошмыгнул под самым клювом у опешившего от неожиданности вожака гусиной стаи. Мы с Оскаром только крякнули!

Поворот в туннеле на девяносто градусов вправо, затем  - на девяносто градусов влево и, по - прямой, пошли на снижение и посадку. Лабиринт кончился. Сели прямо в городе, до удивления мягко.

Со второго захода такси привезло нас в отель в центре – «HANS EGEDE» (первая гостиница оказалась переполненной). В нем и поселились.

Вечером была связь с Федором. Там все в порядке, пройдена половина пути. Федор освоился со своей упряжкой настолько, что теперь идет первым, прокладывая курс прямо на Илулисат.

11.05.07

Нууке, или Готтабе (датское название) провели два дня. Внешне – обычный датский портовый городок, но с преимущественно эскимосским населением. Особо не впечатлил - вероятно, сутолокой и грязью, от которой мы уже, к счастью, отвыкли.

Из примечательного в Нууке, что запомнилось – музей (кунст-музей, с древнеинуитскими мумиями), здание театра (из дерева, необычной формы)  и статуя миссионеру Хансу Егеду на высоком холме в старой гавани (похоже, очень почитаемая здесь личность, отец-основатель колонии Готтаб). Приятный, морской климат, достаточно тепло – городок расположен на невысоком мысу из лепешек застывшей магмы, вернее, целой грозди мысов и мысочков, что выдается далеко в залив. Хоть снег еще не сошел, окрестные вершины в белых шапках, а залив – в редких айсбергах, ребятишки на местном пляже бегают босяком по воде и загорают на камнях и песочке. Весеннее-летний сезон здесь не долог, надо торопиться!

Мне показалось, внешне западные инуиты несколько отличаются от восточных, черты лица у них  чуть ближе к европейским. Чувствуется влияние столичного и, в целом, западного образа жизни.

В Илюлисат улетели на таком же Dash-7. В последний момент в кассах узнали, что туда ходит пароход. Двухдневный морской переход «а-ля «Титаник» мог бы несколько разнообразить нашу, как любит говорить Оскар, «транспортную логистику», но сдавать билеты не стали.

Летели в хмурых облаках, с промежуточной посадкой в Сисемюте. Пилот всю дорогу разгадывал кроссворды, самолет летел на автопилоте, поэтому вечно пропускал момент, когда нужно приземляться, когда взлетать. (дверь в кабину пилота была открыта). Приземлялись – в пике, поднимались – свечкой. Нас бросало в креслах, как на американских горках. В Сисемюте нас встретил легкий дождь, а завершили свой двухчасовой полет падением на посадочную полосу солнечного и гостеприимного Илюлиссата. Плюхнулись, перекрестились и вышли вон – навстречу улыбающемуся, ожидающему нас бородатому Мэтту Спенсли. Они, три англичанина, днем раньше спустились в Илюлиссат с Айс Кэпа, успешно завершив свой переход через Гренландию на лыжах.

Поселились в отеле «Icefiord», расположенном прямо на берегу, с шикарным видом на залив, усыпанный дрейфующими айсбергами. Хозяйка отеля – жена Клауса, хозяина фёдоровой упряжки.

А Федор продолжает делать по пятьдесят км ежедневно. Две трети пути пройдено,  осталось пройти где-то 250 км. Собакам приходится нелегко - крупный, сыпучий фирн затрудняет движение упряжки, но они держатся молодцом. Правда, одна повредила лапу, и Федор выпряг ее и она бежит свободно. Наверху холодно, ветрено, идут, в основном, по ночам – уже достаточно светло, но заметно тише. Наметился слабый уклон в сторону западного края ледника.

12.05.07

Илюлисат – прекрасный заполярный городок на берегу залива Диско. Столица гренландских собачатников. На пять тысяч жителей приходится четыре с половиной тысячи ездовых собак. Здесь родился и жил известный полярный путешественник Кнудт Расмуссен.

Главная примечательность городка – находящаяся рядом с ним огромная ледниковая труба,  через которую непрерывно выплевывается в залив несчетное число айсбергов самых разных форм  и размеров.   Есть небольшие и изящные, а есть громадины длиной в несколько километров, напоминающие плавающие скально-ледовые острова. И все это находится в постоянном движении, картина в заливе ежедневно меняется. Полоса сплошного ледового месива то заполняет залив, перекрывая узкий вход в гавань, то уходит куда-то вдаль, освобождая на время часть прибрежной акватории. Есть версия, что знаменитая глыба, потопившая «Титаник», рождена в Илюлисате.

Между айсбергами снуют рыбацкие и прогулочные боты. Пришел и сторожевой корабль датских ВМС, устроив показательные учения с использованием напалубного вертолета. Проследовал в гавань и большой транспорт ROYAL ARCTIC LINE, открыв навигацию Европа - Гренландия этого года (обычно навигация открывается 10-15 мая).

А на леднике буран. Федор сообщил, что они пережидают его в палатке и сегодня никуда не пойдут. Такое решение принял проводник Ханс, Федор возражать не стал.

Встретились с Клаусом и братом Ханса Йохансоном.  Завтра, в воскресенье, в 20-00 Йохансон на двух упряжках намерен отправиться на ледник встречать брата.  Мы с Оскаром к ним присоединимся. Палатку, примус и продукты на пять дней договорились взять у Мэтта из его экспедиционного комплекта. По плану мы должны выйти в условленную точку на леднике, на высоте 700-800 метров, разбить лагерь и ждать подхода Фёдора и Ханса. Учитывая погоду на леднике – ожидание может затянуться.

Владимир ЗАЙЦЕВ, специальный корреспондент СГУ ТВ

 



Facebook
Вконтакте


14.05.2007

Федор и Ханс совершили рекордный переход.

Сообщение от Федора Конюхова по спутниковому телефону:«Сегодня сделали рекордный переход. Прошли 76 км. Находимся на высоте 1692 метра. С сегодняшнего дня меняем график движения, теперь мы идем в ночной период, с 21:00 до 09:00 утра, а днем делаем остановку. Так легче для собак. Снег ночью более твердый, собакам легче бежать.С 12 мая у нас не было координат, так как мы делали вынужденную остановку на сутки

Подробнее

Сообщение от Федора Конюхова по спутниковому телефону:

«Сегодня сделали рекордный переход. Прошли 76 км. Находимся на высоте 1692 метра. С сегодняшнего дня меняем график движения, теперь мы идем в ночной период, с 21:00 до 09:00 утра, а днем делаем остановку. Так легче для собак. Снег ночью более твердый, собакам легче бежать.

С 12 мая у нас не было координат, так как мы делали вынужденную остановку на сутки. Координаты на 14 мая 68 57N  47 05W.»

13 мая в 21:00 из поселка Илулиссат на встречу Федору и Хансу вышло две упряжки: Иохан Кристерсен – брат Ханса, Оскар Конюхов – менеджер проекта, Владимир Зайцев  - оператор СГУ ТВ, и еще один местный погонщик Майкл. Группа прошла 60 км, поднявшись на высоту 500 метров и разбив там лагерь. Сейчас две экспедиции разделяет расстояние в 120 км.  Каждая группа стартует 21:00 и пойдет навстречу друг другу, одна из которых будет подниматься на 50 км, а другая спускаться на 70 км. Каждые два часа они будут созваниваться, чтобы уточнять координаты и курс. Видимость хорошая, 10 – 15 км. Иохан настроен решительно, рассчитывая встретить Федора Конюхова и Ханса Аренсона через сутки. Команда оставляет в базовом лагере корм для собак, топливо, чтобы везти максимально легкие нарты. Все в предвкушении встречи.



Facebook
Вконтакте


13.05.2007

Вынужденная остановка

13 мая 2007 года. Гренландия.  Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium:«Погода плохая. Вчера, 12 мая, вынуждены стоять на месте из-за бурана. Согласно прогнозу, у нас был ветер 25-30 м/сек. Видимость нулевая. Мы по – прежнему на высоте 2000 метров. Температура воздуха – 25°С. Покормили собак два раза: утром и вечером. Будем считать эту вынужденную стоянку как сутки отдыха.Сегодня, 13 мая, ветер стал стихать. Меньше снега в воздухе, метет поземка. Видимость улучшается с каждым часом. Сейчас 16 часов местного времени (22:00 по Москве) – увидели горизонт. Там, на западе, распогоживается

Подробнее

13 мая 2007 года. Гренландия.  Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium:

«Погода плохая. Вчера, 12 мая, вынуждены стоять на месте из-за бурана. Согласно прогнозу, у нас был ветер 25-30 м/сек. Видимость нулевая. Мы по - прежнему на высоте 2000 метров. Температура воздуха – 25°С. Покормили собак два раза: утром и вечером. Будем считать эту вынужденную стоянку как сутки отдыха.

Сегодня, 13 мая, ветер стал стихать. Меньше снега в воздухе, метет поземка. Видимость улучшается с каждым часом. Сейчас 16 часов местного времени (22:00 по Москве) – увидели горизонт. Там, на западе, распогоживается. Будем стартовать в ночью Попробуем сделать 12-ти часовой переход, с 20:00 до 8:00 утра.

С кормом для собак, топливом и питанием все в порядке. Идем с опережением графика, и думаем за пять дней достичь западного побережья»



Facebook
Вконтакте


12.05.2007

Менеджер и оператор проекта прибыли в Илулиссат

Сообщение из Гренландии от менеджера проекта Оскара Конюхова: "Мы прибыли на западное побережье, в конечный пункт экспедиции, красивейшее место – поселок Илулиссат (Ilulissat). Здесь находится самый большой и активный ледник в Гренландии. Считается, что айсберг с этого ледника потопил Титаник в 1912 году. Из окон нашего дома видны дрейфующие айсберги огромной величины, которые по началу показались нам островами, настолько тяжело было поверить, что это дрейфующий лед

Подробнее

Сообщение из Гренландии от менеджера проекта Оскара Конюхова:

"Мы прибыли на западное побережье, в конечный пункт экспедиции, красивейшее место – поселок Илулиссат (Ilulissat). Здесь находится самый большой и активный ледник в Гренландии. Считается, что айсберг с этого ледника потопил Титаник в 1912 году. Из окон нашего дома видны дрейфующие айсберги огромной величины, которые по началу показались нам островами, настолько тяжело было поверить, что это дрейфующий лед.

Здесь родился и вырос полярный исследователь Кнуд Расмуссен, известный своими экспедициями на собачьих упряжках, включая легендарную экспедицию из Гренландии через Канаду и Аляску в Россию (Чукотка) в 1921 году. Экспедиция продолжалась несколько лет, основная задача была объединить все 4 сообщества Инуитов проживающих в Арктике. Несмотря на то, что Советское правительство запретило экспедиции Расмуссена пересекать Берингов пролив и находиться на территории СССР, Кнуд предпринял несанкционированную попытку визита на Чукотку. Считается, что он побывал на территории Советской Чукотки и был депортирован властями.

Иллулисат является Меккой погонщиков на собачьих упряжках. Здесь проживает около 4.500 Гренландских лаек, в то время как людское население не превышает 5 тысячи человек. Собачья упряжка имеет приоритет на дороге. В городе снега уже нет, но соответствующие дорожные знаки остались. Здесь проводятся все основные гонки на собаках, включая Чемпионат Гренландии.       

Также надо отметить, что Илулиссат – Home of Royal Greenland Company, которая специализируется на ловли креветок и палтуса. В местном порту стоят десятки траулеров. Именно из этих мест Гренландский деликатес пакуется и отправляется во все концы Европы и Японию. Нам сказали, что в местной столовой можно не спрашивать меню, в любом случае вам предложат десять способов приготовления Гренландской креветки, если вы откажетесь – тогда местный палтус, приготовленный также 10 способами.  

Сегодня у нас состоялась встреча с местными погонщиками на предмет: где и когда мы будем встречать экспедицию Фёдора. Нам с Владимиром Зайцевым (СГУ ТВ) хотелось бы подняться максимально на ледник, чтобы запечатлеть на фото и видео Фёдора и Ханса во время спуска. Согласно координатам на 11 мая, Фёдор и Ханс находятся в 250 км от Илулиссата на высоте 2000 метров, что равно 5 дням ходу, если погода будет благоприятствовать. По всей вероятности, мы выйдем из Илулиссата, в сторону ледника 14 мая и будем ждать экспедицию на высоте 700 метров".

Оскар Конюхов, Илулиссат, Западная Гренландия.



Facebook
Вконтакте


11.05.2007

Путевые заметки Владимира ЗАЙЦЕВА, специального корреспондента СГУ ТВ (продолжение)

Сегодня, в 19-00, мы с Оскаром спустились с ледника. В Исорток возвращались, как в родную гавань. Отсутствовали три дня и две ночи, но зато – каких! Впрочем, продолжу рассказ по порядку.01 мая 2007 – старт в 10-00. Преодолев с разбегу несколько разломов  прибрежного льда, в которых булькала настоящая, вполне доступная, но мало притягательная морская водица, миновав пару шикарных  айсбергов – порождений авангардного воображения  Создателя и, одновременно, студеных прибежищ-карцеров для местных духов-тупилаков – мы с Питером выкатились на скалистый перешеек, разделявший залив Исертуп и большое подледниковое озеро Корнерсат

Подробнее

Сегодня, в 19-00, мы с Оскаром спустились с ледника. В Исорток возвращались, как в родную гавань. Отсутствовали три дня и две ночи, но зато - каких!

Впрочем, продолжу рассказ по порядку.

01 мая 2007 – старт в 10-00. Преодолев с разбегу несколько разломов  прибрежного льда, в которых булькала настоящая, вполне доступная, но мало притягательная морская водица, миновав пару шикарных  айсбергов – порождений авангардного воображения  Создателя и, одновременно, студеных прибежищ-карцеров для местных духов-тупилаков – мы с Питером выкатились на скалистый перешеек, разделявший залив Исертуп и большое подледниковое озеро Корнерсат. В этом месте была ложбинка, позволявшая упряжкам переваливать через разделительный хребет и по небольшому, но крутому заснеженному спуску, попадать на лед озера, по которому шла уже прямая - в смысле, ровная -  дорога к сползающему с неимоверной высоты, таинственно-притягательному леднику. Вслед за предшественниками,  чьи следы четко пропечатались впереди  и вели, куда надо, мы так и поступили. Протяженность пути до края ледника составила около десяти км.

Меня ожидали у подошвы склона, подъем не начинали. Оказывается, в понимании Ханса главным было то, что есть кому везти оператора, а не то, где, когда и кого этот оператор должен снимать. Тем не менее, гид оказался очень понятливым, а главное - быстро и правильно на все реагировал.

Относительно пологий, покрытый снегом язык ледника с одной стороны был зажат скалистым хребтом, а с другой – ледовым обрывом высотой до сотни метров. Километровая стена сколотого льда, с изящными кавернами, проталинами и закрученными колоннами, обрамляла озеро с севера и, вероятно,  являлась основным источником поступления в него свежей воды. Справа, вверху, на самом перегибе склона просматривалось нагромождение ледовых глыб трудноопределимого, из-за расстояния, размера. Подойдя к краю обрыва, я смотрел туда, на стену, как завороженный. Вот теперь не осталось никаких сомнений: здесь начинается Айс Кэп (Ice Cap)!

Первым тронулся с места Ханс, и бордово-красный гренландский флажок на спинке его нарт стал маячком-ориентиром для всего обоза. За Хансом потянулись остальные. На этот раз собаки, в отличие от прошлогодних, с которыми мы штурмовали перевал на острове Амассалик, оказались более работящими: они рьяно тащили нарты вверх по наклонной поверхности, и им почти не требовалась наша помощь. С каждым метром набора высоты открывался все более и более величественный вид   на забитый льдинами и айсбергами океан и горные окрестности. Щедрое солнце не скупилось на ослепительные ласки, снег и лед  активно ему в этом помогали, поэтому носы наши, не уместившиеся за спасительными темными очками,  стали быстро краснеть и дымиться.

Однако, вскоре возникли более серьезные проблемы.  На каком-то, не слишком крутом, участке маршрута упряжки попали в широкую зону проталин и трещин. Шедшие все эти дни дожди, некоторое общее потепление и яркие солнечные лучи растопили и смыли верхний слой лежавшего здесь снежного покрова. По склону побежали ручьи и речки, обозначая места разломов и трещин, местами прикрытых тонкой коркой верхнего льда или хлюпающей снежной кашей.  Сразу в ход пошли кнуты погонщиков. С их помощью псы поневоле становились оптимистами и, уже не задумываясь, бросались преодолевать самые бурные потоки. Если передовые, вслед за вожаком, успевали перепрыгнуть через промоину, то задние, не имеющие свободы маневра, нередко попадали в воду, начинали барахтаться. Их, вместе с нартами, вытягивали передовики и все тот же,  всюду достающий, кнут каюра.  Тут, конечно, пришлось потрудиться в качестве толкачей и погонщикам и нам.

Проваливались все – и собаки, и нарты, и люди. Первым из двуногих оказался в воде я. Снимая момент очередной переправы нашей упряжки, я выпал вместе с камерой из нарт, а когда попробовал подняться, провалился  ногой… короче, по пояс. Так и застрял в дряблом снегу. Вода, как оказалось, шла не только поверху, но и понизу. Выбрался, однако. Интеллигент-инуит Питер помог подержать камеру. Через какое-то время пришлось спасать и выдергивать из воды Питера.

Помучился и Федор со своими собаками, они также вкусили кнута. Но важен результат – мы выбрались без потерь, хоть и промокли изрядно.

Отжались, переобулись, переоделись и вскоре нагнали отдыхающих норвегов, ушедших штурмовать ледник на рассвете. Им  пришлось попотеть не меньше нашего. Стали общим лагерем на 1 час, просушились, и затем каждая группа двинулась своим курсом. 

Пробегая мимо норвежских саней, на которых лежал столь знакомый по изображенной на упаковке собачьей морде мешок с кормом, голодные псы Питера, не сговариваясь, изменили курс, дружно набросились на чужое добро, вмиг его распотрошили и начали уничтожать вместе с пластиковой упаковкой, не обращая внимания на вопли ничего не понимавшего, но справедливо  возмущенного норвежкого лыжника, тянувшего эти сани. Только наше с Питером вмешательство спасло от неминуемой голодной смерти четверолапых упряжных из сопровождения норвежской команды. 

На ночевку встали рядом с торчащей из-под ледника, в середине большого снежного кулуара, скалой. Видно - верхушка утонувшей в толще льда горы. 

С помощью специальных палок-якорей погонщики растянули и укрепили в снегу основные веревки-доглайны, к которым привязали собак, затем, как всегда, под лай и вой, накормили их, и, установив палатки, стали топить на примусах снег, готовить пищу и себе. Федор и мы ели сублимированные концентраты, инуиты – свежезажаренное мясо  добытого ими ранее белого медведя. «Полар бэр мит!» - поднимая большой палец вверх и причмокивая, расхваливал блюдо главный охотник Майкл.  Предложили Федору, но тот только попробовал, есть не стал.

В десяти шагах от палатки Федор умудрился провалиться ногой в трещину. Снежный мост над ней не выдержал его веса. Хорошо, был обут в пухлые унты из волчьего меха  - нога застряла и не пошла далеко. Это Айс Кэп, тут надо ходить осторожно и с оглядкой!

В этот день преодолели 19 км и поднялись на высоту около 700 м.

Намучившиеся собаки, свернувшись калачиком, быстро уснули прямо посреди голой, промозглой белой равнины. Неужели им не холодно? На востоке, над четкой кромкой покатого купола, взошла полная Луна, и, почти одновременно, засияла яркая звезда на западе - Венера. Спалось прекрасно. Толстый пуховой спальник «Кашгар» от БАСК отгородил меня от всех превратностей этой непростой экстремальной жизни. Погрузившись в приятный сон,  я созерцал радужные картинки, одну заманчивей другой, а над головой сушились мокрые носки и ботинки.

На следующий день задул легкий ветерок, похолодало. Быстро собрались, утеплились, запрягли упряжки и отправились дальше.

Позади, справа и слева, почти на одном с нами уровне торчали над белым горизонтом, как клыки огромного зверя, точеные пики далеких теперь прибрежных гор, которые становились все меньше и меньше по мере нашего удаления и подъема. Линия горизонта впереди была явно ближе, чем позади  – это значило, что подъем по выпуклому  панцирю ледника продолжается. В какой-то момент, слева по ходу, открылся вид на грандиозный, весь в узорах и клеточках от бесчисленных трещин далекий ледниковый массив. Вот откуда спускаются айсберги! Через сотни или тысячу лет и эти ячейки-комочки обрушатся в залив и, подхваченные течениями, поплывут бело-голубыми островами по океану, пока не исчезнут среди лазоревых вод где-нибудь на пути к экватору.

Навстречу, из-за купола, поползли по небу перистые облака. Гудя и оставляя двойной шлейф,  высоко над головой в сторону Америки проследовал авиалайнер. Местами появилась дымка, северный ветерок по-прежнему нагонял холод из самого сердца Гренландии.

Караван из пяти нарт и пятидесяти девяти собак растянулся. Впереди, определяя курс и торя дорогу другим, ехал либо главный Ханс, либо Ханс-второй, чей вожак оказался очень смышленым.  Остальные три упряжки часто чередовались между собой, то обгоняя друг друга, то отставая. Время от времени приходилось останавливаться и распутывать постромки, которые заплетались толстой косой перебегающими с места на место собаками, мешая движению. Все же, на мой непрофессиональный взгляд, система запрягания цугом прогрессивней, чем столь популярная у гренландских инуитов веерная. Однажды Питеру и Майклу пришлось обстригать шерсть на собачьих лапах - налипавшие между когтей снежные катышки мешали бежать и причиняли мохнатым бегунам боль.  

Федор укрепил флаг СГА к своим нартам, и впервые над куполом Гренландии затрепетало на ветру полотнище с гербом учебного заведения и так понравившейся путешественнику надписью: «Знания для справедливости!»

В этот момент  светлый дневной небосклон прочертила ослепительно яркая полоса. Метеор – днем,  такое увидишь не часто!

Упавшая звезда напомнила Федору забавный случай с одним его приятелем-лыжником Александром Шатохиным, которому на голову, в Арктике, свалился… метеорит! Осколок меньше сантиметра небесного пришельца саданул счастливца по шапке, камень был еще горячий. Этим все и кончилось. А что, если бы тунгусский метеорит попал в шапку какого-нибудь тунгуса - возможно, не было бы и знаменитой катастрофы, сдвинувшей ось Земли, не вымерли бы динозавры, в Ханты-Мансийске не появилось бы  стратегических запасов нефти!  

Я, естественно, не забывал про камеру и тяжелую миссию документалиста, вынужденного поспешать за событиями, а не пытаться искусственно выстраивать их под себя. Промокшие накануне и не успевшие высохнуть ботиночки задубели, с ними задубели и ноги - от неудобного сидения вдвоем на нартах, рассчитанных на одного. Только у Ханса и Федора нарты большие, «крейсерские», а у сопровождавших, везших нас с Оскаром охотников – обычные. Бежать за упряжкой тоже было не здорово, снег под ногами проваливался, собаки передвигались значительно быстрей. Лишняя пара спасительных бахил осталась в Тасилаке, в камере хранения отеля «Нансен». Но ради высокого искусства, замешанного на правде жизни, да еще в ее экстремальных проявлениях, можно немного и пострадать!

Окружающий ландшафт все больше и больше стал напоминать Федору Антарктиду, о чем он нам и поведал. Это так же касалось цвета и состояния снега. Горизонт впереди начал постепенно отступать, что было характерным признаком выполаживания купола.  Самые приподнятые точки на Айс Кэпе (Ice Cap) достигают трехкилометровой высоты, примерно то же и в Антарктиде. Только небо там не такое бледное, как здесь - сплошной ультрамарин. Субъективные ощущения от путешествия по гренландскому ледовому панцирю очень схожи с теми, что испытывает человек при движении к Южному полюсу. Потому-то многие используют этот арктический остров как место тренировки перед посещением Антарктиды.  Пройдя, 25 км, экспедиция достигла высоты 1500 м. Собаки устали, пришлось остановиться. Погода начала ухудшаться, замела поземка. Ожидая усиления встречного ветра, палатки огородили защитными стенками из снеговых блоков. Ночью ветер действительно усилился, утром уже вовсю бушевала пурга. Бедных собак занесло снегом, и их почти не было видно. Палатки, хоть и врытые в снег и защищенные искусственным барьером, ходили ходуном. 

По принятому ранее плану, наша миссия на этом этапе завершалась,  нам пора было возвращаться на побережье. Ханс, вербовавший в Исертоке помощников по заброске и имевший на них определенное влияние, предложил было им переждать пургу. Но те, связавшись по спутниковому телефону с людьми в поселке и узнав, что над Амассаликом небо чистое, решительно засобирались вниз. Обратившись к Федору, проводник сказал, что он может попытаться задержать погонщиков, ибо считает, что идти на собаках в пургу опасно, но инуит устроен так, что не может находиться вне дома более трех дней. Он начинает тосковать по родным и близким, по привычной для него обстановке. Поэтому,  Ханс, не вправе препятствовать решению сородичей о возврате домой даже в этой сложной ситуации.

Через час три упряжки стояли запряженными и готовыми к отбытию. Доставленный ими груз был переложен на остающиеся «крейсерские» нарты еще накануне вечером. Мело вовсю, видимости – почти никакой. От пронзительного, обжигающего, хлестко бьющего по щекам снежной дробью ветра, если негде спрятаться, одна защита - повернутся к нему, мягко говоря, спиной. Тот, кто видит подобное в кино или по телевизору, как правило, и представить себе не может, насколько все это сурово и малоприятно. К сожалению, никакой экран, никакая картинка не в силах передать реальных ощущений человека, противостоящего перипетиям стихии.

Обнялись, распрощалась, пожелали облачившимся в меха Федору и Хансу успешного перехода и, закупорившись сами в пуховики, как в скафандры, двинулись в обратный путь. На этот раз я натянул себе на ноги, вместо бахил,  пустые мешки из-под собачьего корма NUKIK POLAR, и почувствовал себя, смею заметить, гораздо уверенней.

За защитными очками трудно было разглядеть выражение глаз тех, кто оставался, но их тревога за нас чувствовалась, чувствовалась и нервная напряженность охотников: не часто забредают они на Айс Кэп на такую высоту, да еще попадают в подобные нестандартные ситуации.

  Подставив хвосты попутному ветру и ощущая его неукротимый напор, три своры гренландских лаек, одна за одной,  во всю прыть рванули с места, унося на восток трое нарт и нас вместе с ними. Через мгновенье оставленный позади лагерь растворился в свистящем и воющем белом мареве.

Задние, Оскар с Майклом, старались не потерять из виду нас с Питером, оказавшихся в середине, а мы во все глаза следили за Хансом-вторым, чья упряжка бежала  первой. Несмотря на то, что ехали плотно, с интервалов в несколько метров, визуальный контакт часто терялся. Выручали собаки. 

Ханс-второй оказался на высоте. Его вожак своим удивительным чутьем ухитрялся обнаруживать вчерашний след нашего обоза, напрочь заметенный снегом, и вести за собой всех остальных. Когда след терялся, пес начинал рыскать, оглядываться на хозяина, но без паники, достойно, и через минуту вновь находил нужное направление.

Бежали резво – чувствовалось, что катимся под горку, да и ветер подгонял, работал на нас. Виктор Боярский писал в своей книге «Гренландский меридиан», что ездовые собаки не ходят против ветра (с чем я согласен), но и не любят бегать, когда ветер в спину – якобы, задирается шерсть, и они мерзнут. Вот с этим я согласиться не могу: наши псы бежали по ветру, как угорелые  Порой, собаки задней упряжки догоняли впереди идущую и, обойдя с двух сторон передние нарты, провоцировали конфликт с соседней командой. Приходилось тормозить, а то и разнимать с помощью палочки-выручалочки - кнута. 

Трудно сказать, сколько прошло времени – три, четыре часа, но в какой-то момент появилось ощущение, что мы выбираемся из пурги. Ветер стал стихать, поземка почти улеглась, видимость заметно улучшилась. И вдруг, после небольшого перегиба рельефа, мы вылетели на покатую равнину, где было светло и спокойно. За четкой линией горизонта вновь замаячили верхушки знакомых гор – как острова в океане,  справа по ходу прорезались далекие ледопады. Теряясь где-то вдали, вниз по склону уходили старые следы нашего каравана.  Похоже, первый раунд сегодня мы выиграли!

Прошло еще часа три. Собак трудно было удержать – видно, чувствовали, что возвращаются домой. Заметно поднялось настроение и у погонщиков. Сияющее солнце, бело-голубой простор и  лишь скрип полозьев вместо свиста ветра – сказка!  А далеко внизу – океан и родной Исерток.

В районе первой нашей ночевки стали появляться заледенелые участки и заструги. Наклон увеличился. Бегущие во всю прыть  собаки уже еле успевали уворачиваться от наезжающих на них нарт. Хуже всего приходилось последним в упряжке, на самом коротком поводке – перепутанные веревки нередко зажимали им лапы, стреноженные собаки падали, свора тащила их дальше и хорошо, если догоняющий полоз нарт проезжал мимо. А бывало, что и не мимо. На крутых и стремительных спусках Питеру приходилось притормаживать с помощью специального тормоза в задней части нарт, если сам он находился в привычной каюрской стойке, или использовать в качестве рычага лопату, если сидел на нартах впереди. Сидел он чаще, поэтому лопату, в конце концов, сломал и потерял (её подобрали Оскар и Майк следовавшие за нами в 100 метрах). Питер, перестав тормозить, доверился испытанному средству – бичу, да устрашающим крикам. Собаки это поняли, повысовывали языки и включили последнюю скорость.

Воспрявшие и повеселевшие инуиты, не меньше нас с Оскаром, восхищались открывшимся великолепным видом. Все же, наверное, стоило им сюда подняться, чтобы лишний раз убедиться, насколько красива их суровая страна!

Через зону промоин на этот раз прошли успешней – подморозило, и корка держала лучше. Затем скатились к озеру и остановились у края обрыва. Довольные собой и проделанной работой, псы разлеглись, учащенно дыша, разгребая мордами и сглатывая вкусный снег.  Все, победили! Айс Кэп позади! Связались по телефону с Федором по спутниковому телефону, успокоили его и Ханса.

А там, на леднике буран разбушевался не на шутку, и путешественники, укрывшись в палатке и раскочегарив, для обогрева, примус,  решили отложить свой выход до следующего дня. Вовремя мы стартонули!

Завершающий участок нашего пути по льду озера, через перешеек, по заливу с торосами, трещинами и айсбергами был не менее живописен, но привычен и собакам, и их хозяевам. Через час, в лучах предзакатного солнца, процессия въезжала в поселок, как будто вплывала в родную гавань. Собаки радостно залаяли, упряжки разделились и понеслись, на автопилоте, каждая к своему дому. А там, на высоком берегу, стояли в ожидании своих мужчин три радостные, взволнованные  женщины. Объятия, поцелуи, поглаживание по загривку собак … Трогательная картина!  Интересно, у инуитов всегда так?

Взвалив на себя рюкзак, кофр, штатив, проваливаясь в сугробы и чертыхаясь при каждом неосторожном шаге, я поплелся в горку, через весь поселок, в Сервис-хаус. Да, на нартах ехать проще!

  Теперь наша задача - подготовить встречу Федора на финишном отрезке трансгренландского перехода.

 

Владимир Зайцев, СГУ ТВ, Гренландия



Facebook
Вконтакте


10.05.2007

Половина пути пройдена!

Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону: «За два дня сделали хорошие переходы по 55 км. Находимся в центре Гренландии, и наши расчеты показывают, что половина пути уже пройдена. На сегодняшний день, по прямой нам осталось 350 км до западного побережья. Со вчерашнего дня начали спуск с вершины ледника. За день опускаемся на 150-200 метров, это практически не заметно, но за 100 км до финиша будет крутой спуск от 1800 метров до уровня моря. По прогнозу – ледовая обстановка на спуске плохая, много голубого льда, без снега, открытая вода, камни. 08 мая, поздно вечером, попали в короткий шквал, кое как успели поставить палатку

Подробнее

Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону: «За два дня сделали хорошие переходы по 55 км. Находимся в центре Гренландии, и наши расчеты показывают, что половина пути уже пройдена. На сегодняшний день, по прямой нам осталось 350 км до западного побережья. Со вчерашнего дня начали спуск с вершины ледника. За день опускаемся на 150-200 метров, это практически не заметно, но за 100 км до финиша будет крутой спуск от 1800 метров до уровня моря. По прогнозу – ледовая обстановка на спуске плохая, много голубого льда, без снега, открытая вода, камни.

08 мая, поздно вечером, попали в короткий шквал, кое как успели поставить палатку. По-прежнему сильный мороз, солнце в дымке, днем – 25 оС, ночью – 35 оС и пронизывающий ветер. Собачки держатся хорошо, сегодня я шел впереди, а Ханс за мной. Несмотря на то, что нам еще далеко до финиша, я хочу поблагодарить моего друга – Клауса Андерсена (Klaus Andersen) который подготовил мне собак для этого перехода.

Клаус – датчанин (40 лет), работает в Гренландии в Иллулисате, по контракту в сфере туризма. Жена Клауса – работает управляющей в гостинице в Иллулисате, где мы остановимся после финиша. Дети ходят в местную школу, с инутитами. Клаус считает, что это будет для них хорошая жизненная школа.

Мы с ним связались за полгода до начала экспедиции, и он приступил к тренировке собак для трансгренландского перехода, совершая регулярные дальние переходы, приучая собак к ночевкам на леднике, вне поселка. Период экспедиции – 3 недели, подготовка к ней – полгода. Это обычная практика во всех проектах. (на фото: Федор Конюхов, Ханс Аронсен и Клаус Андерсен  обсуждают маршрут пересечения  ледника) 

Моя упряжка – это одна большая семья. Лидер – Бюузи (Buizi) ей 5 лет – она мать почти всех кто в моей упряжке (помёт 2003 и 2004 года). В Гренландии, упряжки формируются по принципу родства, таким образом, исключаются драки. Родственные друг другу собаки – практически не дерутся между собой. У меня только одна собака, которая не принадлежит к этой семье – 4-х летняя Ольга, это собака из упряжки Ханса. Понимая, что она не родственник – держится в стороне, но работает хорошо и очень добрая.  Держим курс 354, это курс на Северный магнитный полюс (который находится в Канаде). По плану, примерно через неделю, мы должны выйти в точку 30 км от побережья, где нас будут ждать Клаус (хозяин собак), брат Ханса – Йорген, Оскар и Владимир Зайцев (СГУ ТВ). За сутки до нашего подхода, они разобьют лагерь на склоне ледника и сообщат нам свои координаты. Так что мы надеемся, что заключительные километры пройдем в сопровождении группы поддержки.

09 мая 2007

Координаты: 67’50 N и 43’53W

Высота: 2350 м

Прошли 54 км

Осталось 350 км

Тем временем, Оскар Конюхов и Владимир Зайцев (СГУ ТВ) успешно перебрались с восточного побережья Гренландии на западное и остановились в столице Гренландии, городе Нук (15.000 население), где ожидают самолета, чтобы отправится на северо-запад, к месту финиша экспедиции – поселок Иллулисат.

 



Facebook
Вконтакте


08.05.2007

Экспедиция пересекла Полярный Круг

Сегодня экспедиция Федора Конюхова пересекла Полярный Круг и находится в Арктических широтах.Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium: «Координаты: 67’09 N и 42’06 W; Высота 2500 метров; Прошли 51 км; Курс 355Снег плохой, плотный как асфальт, сухой и скрипучий как сахар. Нарты плохо скользят, собаки не могут есть такой снег на бегу. Ночью, на стоянке, нам приходиться вырубать куски прессованного снега, топить их на примусе и поить их из нашего котелка. Температура днем – 20 °С, ночью -35 °С. Воздух сухой, ветра нет. Руки без перчаток за минуту замерзают

Подробнее

Сегодня экспедиция Федора Конюхова пересекла Полярный Круг и находится в Арктических широтах.

Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium:

«Координаты: 67’09 N и 42’06 W; Высота 2500 метров; Прошли 51 км; Курс 355

Снег плохой, плотный как асфальт, сухой и скрипучий как сахар. Нарты плохо скользят, собаки не могут есть такой снег на бегу. Ночью, на стоянке, нам приходиться вырубать куски прессованного снега, топить их на примусе и поить их из нашего котелка. Температура днем – 20 °С, ночью -35 °С. Воздух сухой, ветра нет. Руки без перчаток за минуту замерзают. Не хотим загадывать, но, по всей видимости, на 09 мая будет половина пути. Все зависит от того, как пройдем 08 мая. По прогнозу у нас после обеда усиление ветра с юга и снег. Ветер с юга – означает теплый воздух. Снег неизбежен. По-прежнему держим курс на север-запад-север. Днем увидели какое-то темное пятно на леднике километрах в 3-х западней нашего курса. Решили проверить - оказалась снежная стенка высотой в человеческий рост. Когда-то здесь стояла экспедиция.

Ханс дал мне свои запасные штаны, сделанные из тюленьей шкуры, так как мои на синтепоне недостаточно теплые, плюс они объемные и в них неудобно бежать за нартами. Сейчас, когда мы уже более недели в пути, интересно сравнить мою экипировку и экипировку моего партнера инуита. Полиуретановые коврики на морозе задубели и стали как листы фанеры – не скрутить. Хорошо, что до старта я обзавелся шкурой оленя (карибу) – она остается мягкой в любой мороз, на ней сплю в палатке и укладываю на нарты поверх груза для дневного перехода. Ханс идет в традиционной экипировке инуита: обувь - камик (подошва из шкуры тюленя, голенище из полярного медведя), штаны из полярного медведя с поясом из тюленя, носит на подтяжках, анорака из шкуры оленя (caribou), шапка из песца (polar fox). Все очень легкое, быстро сушится в палатке пока работает примус. Мы в первый день оба промочили свою обувь, на леднике. Свои сапоги я сушу и вымораживаю посей день, а он высушил камик в первую же ночь над примусом. Моя нынешняя экипировка – это проверенная амуниция из прошлых полярных походов, так сказать – лучшее из лучшего, но смотря на Ханса – я вижу, что его экипировка проверенна столетиями, в ней все продумано, его деды и прадеды работали в такой одежде, и в 21 веке Ханс не хочет её менять. Из современных вещей у него: термос, GPS и палатка. Единственное, к чему Ханс одобрительно относится, так это к моему спальнику Kashgar (производитель БАСК), который рассчитан на -60 °С. В нынешней температуре – 35°С в нем очень комфортно. Ночевка на леднике, когда под тобой 2 километра льда требует очень хорошего спального мешка. Я вспоминаю свой поход к Южному полюсу  в 1995, ночью невозможно было согреться, 3 километра льда вытягивали из тебя все тепло. Я мерз все два месяца похода и ждал утра, чтобы начать двигаться и хоть как-то согреться.

Вечером, в палатке пока работает примус, я веду дневник, а Ханс в ожидании ужина, играет на губной гармошке «Гренландскую польку» - это симбиоз датской польки и инуитских мотивов. Датские китобои, приходя в Гренландию, оставили свое, в том числе и музыкальное наследие. Мы находимся почти в центре Гренландии, в окружении 25 собак, на сотни километров ни души. Я доволен, что со мной участвует инуит, профессиональный охотник-промысловик, великолепный погонщик. Несмотря на то, что в Гренландии с 90-х годов одиночные экспедиции запрещены, мы пытались получить разрешение для одиночной экспедиции на буере «Современная Гуманитарная Академия» в 2006 и для перехода на собачьих упряжках в 2007 и готовы были предоставить любые финансовые гарантии, на случай эвакуации. Датский Полярный Центр в Копенгагене был непреклонен – правила для всех одни. Сейчас я нисколько не жалею о совместном с Хансом походе. Мне как художнику – интересно общаться с ним. Возникают идеи новых картин. Эта экспедиция даст мне хороший творческий заряд, которого хватит до старта яхты». (прим. в октябре 2007 Фёдор Конюхов стартует из Англии, курсом на Австралию для участия в гонке вокруг Антарктиды - “Antarctica Cup”) 

 



Facebook
Вконтакте


06.05.2007

За 10 часов пройдено 50 км.

06 мая 2007, Гренландия, Ice Cap.  Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium 06 мая в 24:00 GMT: «Сегодня прошли 50 км за 10 часов. К ночи температура упала ниже – 25 °С, дует слабый ветер и он пронизывает. Чтобы согреться приходится бежать за упряжкой. Вышли на хорошую зону, где не было бурана. Поэтому здесь лежит равномерный слой плотного снега. Собакам легко бежать. Идем курсом на северо-запад. У меня на нартах на специальной доске лежит компас и у Ханса аналогичное приспособление. Несколько раз в день сверяем наш курс с координатами по GPS

Подробнее

06 мая 2007, Гренландия, Ice Cap.  

Сообщение от Фёдора Конюхова по спутниковому телефону Iridium 06 мая в 24:00 GMT: «Сегодня прошли 50 км за 10 часов. К ночи температура упала ниже – 25 °С, дует слабый ветер и он пронизывает. Чтобы согреться приходится бежать за упряжкой. Вышли на хорошую зону, где не было бурана. Поэтому здесь лежит равномерный слой плотного снега. Собакам легко бежать. Идем курсом на северо-запад. У меня на нартах на специальной доске лежит компас и у Ханса аналогичное приспособление. Несколько раз в день сверяем наш курс с координатами по GPS. Выходим на так называемую вершину ледника – высота 2300 метров, остается подняться еще на 200 метров и далее начнется плавный спуск на западное побережье. У меня на нартах осталось 5 мешков по 20 кг сухого корма собакам. Это на 15 дней пути. Если повезет с погодой – должно хватить этого запаса. Сегодня 6-й день экспедиции, из которых 1 день мы вынуждены были стоять из-за непогоды. Завтра Ханс предлагает пройти 60 км, если погода и снежный наст позволят. Мне кажется, что это многовато для собак с пока еще сильно загруженными нартами, но мотивация Ханса тоже понятна – надо использовать почти идеальные погодные условия: ровный и плотный наст, отсутствие встречного ветра и умеренный мороз – чтобы максимально продвигаться по курсу. Согласно ледовой разведке, на западном побережье, в районе поселка Илулиссат – на леднике много воды и разводий. Это сильно затруднит наш спуск.

Пока не известны координаты нашего выхода с ледника на западном побережье, так как ледовая обстановка меняется каждый день. Спуск с двухкилометровой высоты через трещины и разломы ледника на собачьих упряжках – это самая сложная часть экспедиции. Важно не покалечить собачек, не сломать нарты и не травмироваться самому. Наши инуитские нарты оборудованы примитивным тормозным механизмом – канатная петля, привязанная к задней части нарт. При спуске с горы погонщик стоит на этом канате и своим весом, а также за счет трения каната о снежное покрытие – тормозит нарты, одновременно маневрируя и балансируя ими, избегая столкновения с открытой горной породой, валунами. Этот метод работает при глубоком или среднем уровне снега, но на спуске нас ждет чистый лед (blue ice), и здесь требуются стальные «кошки» для уверенного торможения, какие используют погонщики на Аляске, в гонке Айдитарод, во время перехода через Аляскинский хребет. Инуиты такими приспособлениями не пользуются, так как им нет необходимости подниматься и спускаться с ледника – эта зона безжизненна и не входит в сферу их охотничьих интересов. Плюс, таким методом торможения пользовались их предки и инуиты очень консервативны к любым нововведениям.

Сейчас получили прогноз погоды (СМС сообщение) на завтра. Мы получаем метеосводки с обоих берегов Гренландии, а также с метеостанции DYE II находящейся на леднике. Прогноз достаточно аккуратный. Для нас важен качественный прогноз, убирая лагерь и запрягая собак, не хочется пройти 2-3 часа, попасть в буран и в спешке ставить лагерь. Если собаки не движутся – то их можно не кормить в течение суток, но если они поработали полдня, то кормежка обязательная. Здесь на высоте и при низких температурах нельзя допускать, чтобы собака переходила за критическую отметку своего body fat. Она будет замерзать во время ночевок и в итоге не cможет работать. Это отличительная черта между гонкой на собаках «Айдитарод» на Аляске и экспедицией в Гренландии. В гонке ты можешь бежать на собаках 140-150 км в день, зная, что на следующем чек-поинте есть корм без ограничений, а в многодневной экспедиции важно рассчитать рабочую нагрузку на собак и кол-во корма.

Сегодня хорошо зарядил спутниковый телефон с помощью солнечных батарей и могу пообщаться с вами 10-15 минут.

 

Координаты: 66’50 N и 41’16 W

Всем привет. ФК»



Facebook
Вконтакте


Поиск
По тегам: